Обнимашки
Мой младший брат Ваня раньше никогда не держал маленьких детей на руках. Как-то раз я дал ему свою дочку со словами:

— На, подержи её!

А он взял её как-то криво, в общем, неправильно взял. Дочка вся изогнулась в его неумелых руках, но она девочка цепкая, умеет хвататься, даже если это будет плоская отвесная стена.

Она не вываливалась у него из рук, но ей приходилось бороться за своё положение. А Ваня не совсем понимал, что надо делать. Поэтому я показал Ване, как правильно держать детей:

— Возьми правую руку, посади на неё ребёнка попой, а левая у тебя будет свободна. Левой рукой теперь можно делать разные дела. Или можно поменять руки. Андестенд?

— Да.

— Теперь можно делать все. Мыть посуду, жарить яйца, оттирать от холодильника пятна. Даже танцевать теперь можно, даже нужно. Ребенок не выпадет, он будет держаться до последнего.

Ваня понял и сразу взял правильно. Дочка уселась у него на руках, ей нравится, когда носят "на ручках". Она понимает, что человеку в этот момент может быть тяжело, даже если это сильный мужчина с татуировками. Но отказать себе в таком удовольствии она все равно не захочет.

Килограммы растут с каждым месяцем и годом, но дочка все равно не против. Она скажет: "Ну все, хватит, опускай меня", или претворится спящей, это по-ситуации. Ну и ладно, пока еще не слишком тяжело. Тем более, приятно не только ей.

Так вот он держит её на руках, а я говорю дочке: А ну ка, обними его, я вас сфотаю. Она обняла, это ей тоже не трудно сделать. Дуня любит обниматься, особенно с родственниками. У неё внутри пробуждается обезьянка, когда она на руках, а обезьянки очень любят обниматься, и она сразу обвила его шею руками. Ваня оторопел.

Он не ожидал, что это все вот так просто. И что у тебя на руках может цепко сидеть маленькая девочка с развевающимися на ветру волосами, да ещё и крепко тебя обнимать. Она при этом не любовница и не девушка, а просто... племянница. Ваня привык, что его обнимают красотки, и он типа крутой от этого, а тут раз, и к тебе прижался ребенок.

В общем, он обомлел. И поплыл. У него даже улыбка куда-то пропала, не каждый день такое бывает. А у меня каждый день и я привык, а он нет. Вот, думаю, пусть проникается детской любовью, она неповторима и так мимолётна. Дети вырастают, как бамбук и каждый день становятся менее "няшными" и более характерными подростками, к которым не подъедешь уже на такой кобыле, как раньше.

Приходится придумывать разные новые ухищрения. Это как гонка вооружений, только называется "гонка няшности". Легко любить игрушечного малыша, который похож на тамагочи, и ходит туда сюда издавая милые звуки. А попробуй любить здоровую детину!

Как сказал мой приятель:

— Попробуй любить его, когда он бУхается рядом с тобой на кровать, при этом размахивает длинными ногами и руками, орет, от него воняет, и он какой-то сука наглый..."

Сложно любить такого ребенка. Намного легче любить маленького, и если и есть неприятный запах, то он тоже какой-то родной, как-будто пирожков испекли.

Ваня ухватил это мгновение и теперь будет с теплом вспоминать. А я успел сфотографировать. И до него доберется, доедет поезд младенцев. Однажды они настигнут его своими глазками и ручками и уведут в плен. В свой домен няшности и милоты.

А пока этот поезд не нагнал и не раздавил самое время сходить в клуб и повеселиться, отпраздновать молодость, лето и свободу от плена.

Независимость республики.

Суверенитет досуга.

Резвись пока свободен от детей, зверюга.